Варвара Вельская, Книга путешествий

Мы идем по монастырям

Питером то приснопамятное лето, конечно, не исчерпалось. Вскоре мы предприняли еще одну поездку, которую, пожалуй, можно назвать вехой на нашем туристическом пути. Впервые в жизни мы организовали однодневную "выходку", во-первых, за пределы Московской области, а во-вторых, в населенный пункт, куда нет прямого железнодорожного сообщения.

Это был город Боровск, который в первую очередь славен своим Пафнутьевым монастырем. Но и кроме него там есть на что посмотреть. В городе много храмов; их степень разрушенности тогда можно было охарактеризовать от умеренной до сильной. Но хоть бы и разрушенные, очень красиво смотрелись церкви, внезапно возникающие на нашем пути прямо по линии улицы, обсаженной по обеим сторонам цветущими липами. Через весь город петляла (как говорит Оля, меандрировала) речка Протва, местами поросшая осокой и кувшинками.

День был жаркий, и мы зашли в воду на глубину, позволяемую отстутствием купальников. Солнце окрашивало камешки на дне в золотистый цвет, мелкая рыбешка, почти что тыкалась в ноги, а вдалеке был уже виден монастырь. Название Боровск, кстати, происходит не от слова "боров", а от соснового бора, который окружает город.

А кроме сосен там великое множество, как я уже говорила, лип, которые цвели к нашему приезду и вводили в соблазн. Конечно, мы их ободрали - ближайшей зимой очень пригодилось от простуды.

Монастырь к тому времени еще не успели целиком и полностью отдать епархии, так что был там и музей. Мы походили по музейным кельям, прочитали лубок, посвященный Ивану Грозному, с вполне идентифицируемым в нем не совсем приличным словом; посочувствовали Аввакуму, глядя на его арестантскую каморку, размером чуть больше собачьей конуры; удивились портрету боярыни Морозовой, совершенно не похожей на себя же на картине Сурикова, а молодой, кроткой и какой-то спокойно-одухотворенной. Потом мы сидели на берегу заросшего пруда, ели, кажется, мороженое (до пива дело дойдет через несколько лет) и любовались монастырскими стенами.

Николо - Угрешский монастырь  на реке Москва

Тема монастырей в наших путешествиях этим не исчерпалась. Не успела еще ранняя осень перейти в золотую, как мы направились в Николо-Угрешский монастырь, что в городе Дзержинском. Он тогда не только не был еще популярным экскурсионным объектом, а и вообще мы узнали про него случайно. Накануне Оля побывала на туристической выставке, к чему ее больше обязывала служба, чем практический интерес. Эти выставки, равно как и вся туристическая индустрия, в описываемый период специализировались, почти без исключения, на загранице. О том, что можно куда-то съездить в России, речь не заходила - у богатых людей было в моде презирать все отечественное, бедные же не могли себе позволить не только куда-либо поехать, но и вообще взять отпуск. И вот эта выставка была чуть ли не первой с начала рыночной экономики, которая предлагала что-то из области внутреннего туризма. Плакат с Николо-Угрешским монастырем экспонировала на своем стенде одна из представленных на выставке фирм.

- Этот собор - второй в России после храма Христа Спасителя, - со знанием дела объяснила Оле работница стенда.

- Второй, по какому признаку? - попыталась уточнить Оля.

- По древности! - получила она убежденный ответ.

Пользоваться услугами турфирмы, чтобы ехать чуть дальше Люберец, мы, конечно, не стали и отправились в Дзержинский самостоятельно.

Собор, настолько большой, что не лез в объектив, стоял весь в лесах (стало быть, второй по величине, сделали мы вывод). Другие же постройки - церковки, часовенки, башенки - были даже в неплохом состоянии. Осмотрев все, что могли, мы отправились дальше - знакомиться с остальным городом.

Городской центр, в виде домов от двух до двенадцати этажей, интереса у нас не вызвал, зато на окраине мы напали на кукурузное поле - и тут же кинулись в заросли окупать железнодорожные билеты. Быстро набили сумки, но приключения на этом не кончились. На Москве-реке, недалеко от берега, мы заметили живописный островок и решили устроить на нем пикник. Вместо моста туда была перекинута большая несколько ржавая труба, скользкая из-за начавшего накрапывать дождя, но нас это не остановило. Сев на нее верхом и подтягиваясь руками, стали мы переезжать на тот берег. Пикник удался; но каково же было наше удивление, когда метрах в пятидесяти от трубы мы увидели полноценную, чуть ли не автомобильную дорогу, превращающую наш остров в полуостров!

Последним из посещенных нами в тот период, но не последним по значимости монастырем, была Александрова слобода. В отличие от Боровска и Дзержинского, Александров и в те времена входил в число популярных экскурсионных мест. Я, собственно, уже побывала там в детстве - когда только-только поступила на работу и еще были в ходу дешевые профсоюзные путевки. Большую часть дня тогда заняла автобусная экскурсия "Александров социалистический", заключавшаяся в подробном объезде деревянных одноэтажных проспектов Маркса, Ленина, Коммунизма и долгой стоянке около памятника Ильичу под беседу о достижениях социалистической индустрии в бывшем монастырском центре. Нужно сказать, что на протяжении этой беседы к памятнику подъехали фотографироваться несколько свадеб. Но и собственно слобода нам показана была. Меня, правда, по малолетству и необразованности больше заинтересовали не чудеса архитектуры, а живописно росшие на монастырской территории одуванчики.

На этот раз мы были уже не скажу - искушенными, но все-таки более-менее подготовленными: принесли пользу зимние лекции в Музее архитектуры. Поэтому слободу мы осмотрели, можно сказать, со знанием дела, но до главной святыни - Новгородских врат - не дошли. О том, что их надо было поискать, мы узнали уже по дороге домой, открыв свежекупленный путеводитель. Так суждено было родиться списку мест, намеченных нами к повторному посещению.


Главная страница сайта
Содержание Книги Путешествий