Варвара Вельская, Книга путешествий

Сам себе турфирма ч.2

Едва побросав вещи, мы рванули не пить пиво и даже не закусывать, а принялись методично обходить ярославские музеи. Первой на нашем пути оказалась Ильинская церковь - собрание росписей и икон. Не буду на этом останавливаться: если в иконах разбираешься, то интереснее их ничего нет, а если, как большинство людей, нет, то и смотреть их, а тем более читать про них скучно. В тот же день чести нашего посещения удостоились картинная галерея и Музей музыки. Последний - небольшое частное заведение, где собраны разнообразные клавикорды, фисгармонии, колокольчики, музыкальные шкатулки, патефоны, а заодно утюги и самовары, причем каждый экспонат можно опробовать в деле.

На другой день посетили Карабиху (она почти вся была закрыта, экспозиция только в двух маленьких комнатках; тем не менее нас присоединили к какой-то детской группе и провели экскурсию по этим двум комнаткам и парку) и вернулись в город, осматривать Преображенский монастырь. Там мы взлезли на колокольню, где нас приятно обрадовал большой лист ватмана, прикрепленный к стене, чтобы все желающие оставляли на нем свои надписи и не портили исторические стены.

Осмотрев собор и еще пару заинтересовавших нас экспозиций (этим музеи Преображенского монастыря не исчерпываются, но осматривать выставку к юбилею "Слова о полку Игореве" не осталось сил, а отдел природы и выставку голограмм - не было особого желания), мы двинулись через какие-то задворки и огороды в хрестоматийно известные Коровники (что правда, то правда - пробирались мы туда какими-то задворками больше часа, осматривали памятник десять минут, а обратно ехали на троллейбусе одну остановку - есть, оказывается, прямая и удобная дорога), а оттуда - в знакомое всем по тысячной купюре Толчково. Понятно, что при таком активном образе жизни сил на антисоциальное поведение у нас просто не оставалось.

Волга: до Ярославля 400 км

В последний день мы осмотрели музей древнерусской живописи (какая там Толгская! Но я решила об иконах не рассказывать), прошли оттуда в исторический, а во дворе его давал концерт упомянутый в моей книге ансамбль финских балалаечников. Правда, наше с ними общение ограничилось тем, что мы прослушали несколько композиций, после чего, собрав остатки сил, пошли осматривать последнюю достопримечательность. Экспозиция была приличная, но еще больше нам понравилась выставка фотографий Ярославля и окрестностей. Часто, когда мы видим столь качественные фотографии, у нас возникает желание порвать все свои негативы.Вскоре мы уже сидели в экспрессе Москва - Ярославль и мучились - но не с похмелья, а от жары. Мы очень устали - но не от разгульной жизни, а от лавины музеев и памятников архитектуры. Но едва мы успели на вокзале выйти из вагона, как Оля, со значением посмотрев на стоящий под парами поезд на Кострому, произнесла следующую историческую фразу:

- Ну что, куда теперь?

На этой реплике, очень далекой от конца нашей туристической деятельности, практически на полуслове, я и хочу оборвать записки. Много нас после этой поездки ждало и еще, полагаю, будет ждать в наших странствиях - интересного, радостного, удивительного, несравненно приятного, а порой и такого, что вспоминать не хочется. Но не доводить же мне, в самом деле, повествование до того момента (который, я надеюсь, наступит еще нескоро), когда мы, состарившиеся телом, душой и мыслями, будем с трудом преодолевать расстояние от дивана до лавочки во дворе и рассказывать таким же дряхлым и оттого не слушающим нас соседкам про свою боевую молодость.


Главная страница сайта
Содержание Книги Путешествий